Skip to content

Гостайна, загранпаспорт и Европейский суд по правам человека

Практика российских судов массово выдавать отказы  на жалобы по ограничению выезда за границу на основе формального основания «допуска к секретным сведениям» привлекло внимания Европейского суда и Комитета по правам человека ООН. Такая политика наших инстанций дала повод рассмотреть Европейскому суду дело «Бартик против Российской Федерации». В этом деле рассматривался вопрос о допустимости рассматриваемого ограничения. Основой был отказ на судебную жалобу бывшего работника государственного машиностроительного конструкторского бюро "Радуга", основная деятельность которого разработка ракетных и космических изделий.

В 1997г. в связи с болезнью отца, проживавшего в Германии, заявитель обратился в отдел паспортно-визовой службы отдела внутренних дел г. Дубна, чтобы получить заграничный паспорт, в чем ему было отказано. Учитывая, что в КБ «Радуга» с 1996г заявитель не работал, он подал жалобу в Московский городской суд  с просьбой оспорить отказ.

24 сентября 1999 г. Московский городской суд постановил, что ограничение права заявителя на выезд из Российской Федерации до 14 августа 2001 г. было законным и обоснованным. Фактом для этого стало подписанное ранее заявителем обязательство не раскрывать секретные данные, и дал согласие на временное ограничение права выезда за границу. Это решение  подтвердила и Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, указав на то, что решение принято без нарушения прав человека.

Однако, по мнению Европейского суда, данные решения ни что иное как вмешательство в право каждого свободно покидать любую страну, включая свою собственную, предусмотренное пунктом 2 ст. 2 Протокола N 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Суд отметил, что определенные ограничения могут быть установлены при осуществлении этого права в интересах национальной безопасности или общественного порядка, однако такие ограничения должны устанавливаться "в соответствии с законом", преследовать одну или несколько законных целей и быть "необходимыми в демократическом обществе".

Разбирая эту ситуацию, ЕС сделал вывод, что сам процесс принятия решения и его результат были выполнены в соответствии с законом Российской Федерации. Суд согласен, что интересы национальной безопасности могут представлять собой законную цель при вмешательстве в осуществление права, сформулированного в ст. 2 Протокола N 4 к Конвенции. Но оспорил  необходимость вмешательство в конкретном случае, где ограничительные меры должны быть соразмерными при исполнении их защитных функций.

Общий подход ко всему и вся наших судов в сфере прав человека уже неоднократно подвергался критике. В данном случае заявитель сдал все секретные материалы своему работодателю по истечении его трудового договора в 1996 г., т.е. до того, как он обратился с заявлением о выдаче ему заграничного паспорта. Цель его запланированной поездки за границу являлась исключительно частной и не была связана с его предыдущей работой, поскольку он намеревался посетить своего больного отца. Эти факты не оспаривались властями Российской Федерации.

Результатом анализа ситуации является вывод, что российское законодательство, регулирующее поездки за границу лиц, осведомленных о государственной тайне, устанавливает чрезмерное ограничение на их право выезжать из России независимо от цели выезда.  И эти ограничительные меры не связаны с защитой интересов национальной безопасности.

Всё выше  изложенное дало основание для заключения, что в деле «Бартик против Российской Федерации» присутствует явное нарушение ст. 2 Протокола N 4 к Конвенции. Подтверждением этого стало такое же мнение Комитета по правам человека ООН, выраженное следующим комментарием: "условие необходимости и требование соразмерности... не соблюдаются, например, если лицу препятствуют в выезде из страны лишь на основании того, что оно является носителем "государственной" тайны".

Итогом всего вышеизложенного можно считать то, что у государства есть все законные прав  устанавливать ограничения для лиц, допущенных к государственной тайне, однако межгосударственные органы по защите прав человека обращают внимание на необходимость учета всех конкретных обстоятельств, например, цели поездки и т.п. Данный вопрос отражался в ранее рассмотренном определении  и Конституционным Судом РФ. Поэтому в Росси  Верховный суд РФ в первую очередь должен выступить инициатором изменений в подходе к решениям по таким жалобам и провести корректировку действий судов общей юрисдикции.